Любовь гика

Цена
388 Р
Под заказ. Будет готов через 6 дней после оформления заказа
Издательство
АСТ
Обложка
Твердый переплет
Страниц
480
Размеры
205x135x35 мм.
Формат
84x108/32
ISBN
978-5-17-092686-2
Вес
430 гр.
- Впервые на русском мировой бестселлер Кэтрин Данн, тиражи книг которой перевалили за полмиллиона экземпляров.
- Роман "Любовь гика" номинировался на Национальную книжную премию США и стал не просто бестселлером, а книгой целого поколения.
- Среди восторженных фанатов "Любви гика": Курт Кобейн с Кортни Лав, режиссер Терри Гиллиам, основатель группы Red Hot Chili Peppers Фли, модельер Жан-Поль Готье и Тим Бёртон
- "Любовь гика" - это необычайно эксцентричный рассказ о самом главном: о семье, любви и дружбе. А еще о ненависти, мести и смерти. О жизни - со всеми ее странностями и отклонениями от того, что мы привыкли считать нормальным.

В 1989 году американская писательница Кэтрин Данн издает свой третий роман - "Любовь гика", который тут же становится культовым и делает её автором первой величины. Это уникальная семейная сага, рассказывающая историю пяти братьев и сестёр: Артуро, Электры, Ифигении, Олимпии и Фортунато (по прозвищу Цыпа). Их родители решили сделать своим детям своеобразный подарок , предоставив им возможность зарабатывать себе на жизнь просто будучи такими, какими они есть. Поэтому Лили, их мать, во время беременности специально принимала сильные лекарственные и наркотические препараты. В результате у их старшего сына гениального манипулятора, капризного и завистливого Артуро вместо конечностей - тюленьи ласты, талантливые красавицы-пианистки Электра и Ифигения - сиамские близнецы , а Олимпия, от лица которой ведется рассказ, - карлица-горбунья. И лишь Цыпа, на первый взгляд, - совершенно нормальный мальчик, но именно его способности сыграют в романе ключевую роль…

Отзывы:
"Расшатывая все границы, размывая очертания привычного мира, подвергая сомнению все, что можно (а заодно и то, что традиционно считается несомненным), Кэтрин Данн твердой рукой намечает в своем романе границы нового - фантасмагорического и вместе с тем пугающе реального - мира. Мира, к которому мы приближаемся уже двадцать семь лет; мира, контуры которого с каждым годом все яснее проступают на горизонте".
Галина Юзефович , "Meduza"

Америка, 1960-е годы. В центре повествования - невероятная история семьи Биневски. Родители - Ал и Лили - решили провести своеобразный эксперимент: во время всех беременностей Лили принимает крайне сильные препараты, в том числе амфитамин, мышьяк и радиоизотопы. В результате их дети рождаются такими, что им не составляет труда организовать свой собственный бродячий цирк . Артуро, старший сын, появившийся на свет с тюленьими ластами вместо конечностей, - поэтому он устраивает показательные выступления в аквариуме. Это искусный манипулятор, завистливый и капризный, фанатично обожаемый своими поклонниками. Электра и Ифигения - сиамские близнецы, пианистки, невероятно красивые и талантливые. Олимпия, карлица и горбунья, работает зазывалой у Артур. И, наконец, Фортунато, с виду абсолютно нормальный хрупкий мальчик с золотыми волосами. Но в момент, когда его разочарованные родители решают его бросить, Фортунато раскрывает свои невероятные способности, которые могут как вознести семью Биневски до небес, так и уничтожить ее.

Об авторе:
Кэтрин Данн (1945-2016) - американская писательница, журналист и радио ведущая, ставшая всемирно известной благодаря своему третьему - и последнему - роману "Любовь гика", напечатанному в 1989 году. Лауреат Премии Брэма Стокера и Национальной книжной премии. Как журналист, Кэтрин сотрудничала со многими передовыми изданиями, включая "The New York Times", и профессионально писала о боксе. Также она рецензировала книжные новинки, записывала голосовые дорожки для рекламных роликов и вела свою собственную передачу на радио.

Цитата:
"У нас есть преимущество. Нормальные убеждены, что мы таим в себе некую высшую мудрость. Даже какой-нибудь занюханный клоун-карлик, с их точки зрения, очень умен, просто хорошо маскирует свой ум за дурашливыми ужимками. Цирковые уроды, они как совы, которых мифологизируют в холодную, безгрешную объективность. Нормальные думают, наше соприкосновение с привычной им жизнью условно. Мы им видимся как исключительные создания, не подвластные искушениям и порокам, стоящие выше мелочной суеты. Даже наша ненависть возвышенна и благородна в их тусклом, обыденном свете. И чем больше наше уродство, тем сильнее наша мнимая святость".